busia777 (busia777) wrote,
busia777
busia777

Categories:

Игра Престолов-Мнения


Юлия Тигнян, фэшн-редактор

На мой взгляд, популярность «Игры престолов» кроется в правильном сочетании таких составляющих, как несколько интригующих сюжетных линий, красивых главных героев, достаточной дозы насилия и секса. Такой себе «коктейль для взрослых», заставляющий их завороженно смотреть каждую новую серию этой «сказки на ночь». Еще наличие не традиционных двух главных героев, а много абсолютно разных, но неизменно как-то связанных между собой персонажей.

В третьем сезоне больше всего, конечно, поразила серия с убийством Робба Старка, его жены и матери. Думаю, такой подлости никто не ожидал. А еще по зрелищности и масштабности очень запомнились эпизоды, где Брианне пришлось сражаться буквально голыми руками с огромным медведем. Это было действительно жутко и очень натуралистично. И конец десятой серии, где Кхалиси получает признание от освобожденных рабов, возвышаясь на их плечах. Сцена, пробирающая до мурашек своей торжественностью и масштабом. К окончанию сезона стало совсем ясно: все интересное только начинается, а смерть главных героев — это уже норма.

Джордж Мартин, автор книжного цикла «Песнь Льда и Пламени» (литературной основы «Игры престолов»)

Мне кажется, сериал сейчас смотрят все, потому что пришло правильное время. Я безмерно благодарен Питеру Джексону. Экранизация«Властелина колец» проложила путь фэнтези в кино, а «Игра престолов» — на телевидение. Именно поэтому сказочный сюжет сейчас превратился в настоящий тренд, стало появляться много сериалов с фантазийными мотивами, которые имеют место быть в наши дни. Это здорово. Но мне все же ближе чистый жанр эпик-фэнтези, с полноценными мирами-отражениями, альтернативными вселенными — как завещал нам Толкин. Это то, что я как зритель смотрел бы с удовольствием — вот главные мои ориентиры.

Дарья Бадьёр, кинокритик

Наиболее запоминающиеся моменты связаны с сюжетными отклонениями от книги Мартина. Развязка судьбы несчастной Рози, например, которой вообще не было в книгах и которую пустили в расход с вдохновенным садизмом. Или та же Красная Свадьба, которая, как ни странно, в сериале вышла более жестокой, чем в книге. Ну и дуэт Тайвин Ланнистер — Королева шипов разыгран шикарно: все сцены с их участием — вместе и отдельно — очень крутые.

Но в принципе все эти и другие изменения дают надежду на то, что вселенная сериала «Игра престолов» будет отличаться от вселенной следующих частей саги. Скорее всего, Мартин не успеет дописать шестую и седьмую книги до конца сериала, если его съемки не будут задерживаться и все сезоны будут выходить по графику. Так даже интереснее.

Почему «Игра престолов» такая популярная? Потому что это хорошая беллетристика, а люди любят хорошие истории и фэнтези, это прекрасно доказал «Властелин колец». Но и книги Мартина, и сериал больше соответствуют современным запросам публики по части сложности характеров, неоднозначности и даже жестокости их поступков и цинизма, чем «Властелин колец» и «Хоббит», вместе взятые. Ребята из HBO попали в яблочко, это они всегда хорошо умели делать.

Айелет Хэймсон Лашков, колумнист издания «The Guardian»

Вообще, я специализируюсь на классической литературе. И считаю, что признание сериала по всему миру можно истолковывать еще и в таком контексте: «Игра престолов» — это отличный мостик между прошлым и настоящим. Если задуматься, сериал (и книги) — прекрасный посол и представитель классики, там целая россыпь литературных ассоциаций. Например, молодой король Джоффри — мультяшный харизматичный злодей, будто вышедший из-под пера Шекспира. Наследник театрального образа Ричарда III, он замыкает на себе почти все тиранические клише, упиваясь жестокими прихотями и силой своей власти. И это всего лишь один пример — их можно найти целое множество. В общем, «Игра престолов» — это не только океаны крови и жестоких интриг, но еще и хорошая интеллектуальная пища

Марк Поллок, финансовый журналист

Больше всего мне запомнилась в третьем сезоне сцена убийства Короля Севера, его жены и матери. Если честно, впечатление от этого сложилось, прямо скажем, негативное. Вообще, конечно сезон, как и предыдущие два, мне понравился. Прочитавшие книгу сообщают, что дальше будет только интереснее. Но посмотрим, как справятся с этой задачей экранизаторы.

Считаю, что сериал «Игра престолов» появился в очень выгодное для себя время, когда на экранах практически не было качественно нового фэнтези. И, конечно же, хороший подбор харизматичных актеров, умноженный на качественные съемки и спецэффекты, сделали этот сериал уже культовым, а автора серии книг — всемирно известным.

Сара Кромптон, культуролог

«Игру престолов» мне посоветовала подруга, сказав: «Там секс, насилие и заговоры, все как ты любишь». Я начала смотреть сразу третий сезон, не имея ни малейшего представления о том, что происходит: первые два не видела. И я хочу сказать, что это самый настоящий феномен — во всех отношениях. Если вкратце, секрет успеха этого феномена не в тех привычных вещах, за которые люди всегда любили фэнтези: странные имена и персонажи, диковинные нереальные места, свобода изобретения новых миров. Человечество жутко истосковалось по вечным истинам, касающимся нашей природы, и «Игра престолов» дает это сполна.

Аня Федорова, религиовед

На экранах в последнее время, как мы видим, набирают обороты истории из мира фантастики. «Друзья», «Секс в большом городе» — эта наивная классика осталась в прошлом, сейчас люди с большим интересом наблюдают за убийствами, голыми женскими грудями и различными извращениями. И даже это уже не цепляет, что, конечно, дает повод для размышлений о понятиях моральности и цинизме современного общества. Потому сложно ответить, что особенно запомнилось в последнем сезоне. Пожалуй, в море из крови и кишок порадовало моральное изменение Джейме Ланнистера. Ну, и, конечно, главный вопрос: на кого ставить в битве за господство? — не позволяет удалиться от экрана.

Эндрю Вайрич, журналист

Самая главная прелесть сериала, как мне кажется, — в широте его толкований. Мир «Игры престолов» можно ведь воспринимать не только с точки зрения линейного сюжета, базируясь на взаимоотношениях персонажей. Я, например, когда ждал третьего сезона, пришел к выводу, что весь сериал очень похож на современную журналистику. Взять Джона Сноу: он все время находится в печали и разочарован пребыванием в том мире, в который он так стремился. Не находите ли параллелей с персоной журналиста? Про Стену я и вовсе молчу — очевиднее метафоры не придумать. А Иные, ледяные жуткие зомби, символизируют собой смерть журналистики в привычном виде. О них говорили, мало кто их видел, но они начинают свое наступление — и победить их обычными средствами не удается. Хорошая аллюзия на войну традиционного формата СМИ с микроблогингом и прочими угрозами, подрывающими привычные стандарты журнализма. Мыслите шире.







Tags: Кино
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 39 comments